Политика

Путина дважды передернуло от слов чиновников! Это непростительно

28 November
68964
78

Тот, который главный по охране здоровья, Михаил Мурашко, сказал, например, что «использование принципов военной медицины на сегодняшний день прослеживается во всем», в частности, это принцип «сортировки» пациентов. Поскольку «мы видим, что наиболее уязвимая категория пациентов — это 60 лет и старше, особенно риски высоки для пациентов старше 80 лет», то используется «риск-ориентированный подход».


Что же за подход такой? Попробуем не предполагать худшее, но принцип военной медицины очень прост, жесток и эффективен. При массовом поступлении пациентов (вот как сейчас) оперируют в первую очередь легких — тех, у кого больше шансов выжить. Потому что если возиться с тяжелыми, не факт, что это поможет, а легкие тем временем в тяжелых превратятся.


После «сортировки», по словам Мурашко, начинается «эффективное использование алгоритмов маршрутизации пациентов». Ну, например, провизорные койки, инфекционные койки с «красными зонами», койки долечивания, амбулаторное лечение.



В общем, используются «лучшие практики, в том числе системы управления пациентами».


Чувствуете, да, эту зловещую атмосферу роботизированного конвейера, кислый запах электрических разрядов в воздухе, четкие движения безжалостных металлических рук: управление, маршрутизация, сортировка. Ну, или попроще, знаете, как картошку перебирают — гнилую, на выброс, в один мешок, ту, что получше, — в другой. Картошка в данном случае это мы с вами.

Тут даже Путина передернуло. Он решил, что ослышался, и даже переспросил про управление. А потом поправил — мол, лечить надо, а не управлять.


А как эту картошку лечить, если она неуправляемая? Все время норовит то многочасовую очередь к терапевту устроить, то кислород и таблетки требует, а то и вообще все лекарства во всех аптеках за раз скупает.



Про лекарства в аптеках это уже другой министр рассказывал, главный по промышленности, Денис Мантуров. Путину доложили, что в 30 процентах аптек отсутствуют вообще все противовирусные препараты. Самый востребованный при коронавирусе препарат отсутствует в 85 процентах аптек полностью. Самый востребованный антибиотик отсутствует в 73 процентах аптек. В 45 процентах аптек отсутствуют все рекомендованные антикоагулянты.


Вот Мантуров и объяснил, что были «значительные складские запасы, поскольку лекарства были слабо востребованы несколько месяцев подряд». А в середине октября «начался ажиотажный спрос и в аптечном, и в госпитальном сегментах».


Внезапно начался, как снег зимой. Никто же не ожидал «второй волны», да?



Кто виноват? Да народ, кто же еще. Устроил, понимаешь, «ажиотажный спрос в аптечном сегменте». Мешает создавать нормативные складские запасы. (Почему так? Да потому что мы помним, как копеечные медицинские маски за 50 рублей не достать было. И это — примитивное изделие, не чета лекарствам. А сколько времени производство налаживали?)


Тут Путина второй раз за совещание передернуло, когда Мантуров свалил проблему на народ.


Это страшная тайна, что мы им мешаем, нельзя произносить вслух. И самая большая мечта чиновника — нас оптимизировать. Сократить численность до производственных потребностей. Чтобы каждый был отсортирован, соблюдал свой маршрут, вызубрил сколько, чего и когда покупать, знал номер койки, слушался телевизора. Вот тогда министры и прочие начальники смогут четко выполнять свое служение.


Читайте также
Рекомендуем
Рекомендуем
Политика

Путина дважды передернуло от слов чиновников! Это непростительно

28 November 
54002
57

Тот, который главный по охране здоровья, Михаил Мурашко, сказал, например, что «использование принципов военной медицины на сегодняшний день прослеживается во всем», в частности, это принцип «сортировки» пациентов. Поскольку «мы видим, что наиболее уязвимая категория пациентов — это 60 лет и старше, особенно риски высоки для пациентов старше 80 лет», то используется «риск-ориентированный подход».


Что же за подход такой? Попробуем не предполагать худшее, но принцип военной медицины очень прост, жесток и эффективен. При массовом поступлении пациентов (вот как сейчас) оперируют в первую очередь легких — тех, у кого больше шансов выжить. Потому что если возиться с тяжелыми, не факт, что это поможет, а легкие тем временем в тяжелых превратятся.


После «сортировки», по словам Мурашко, начинается «эффективное использование алгоритмов маршрутизации пациентов». Ну, например, провизорные койки, инфекционные койки с «красными зонами», койки долечивания, амбулаторное лечение.



В общем, используются «лучшие практики, в том числе системы управления пациентами».


Чувствуете, да, эту зловещую атмосферу роботизированного конвейера, кислый запах электрических разрядов в воздухе, четкие движения безжалостных металлических рук: управление, маршрутизация, сортировка. Ну, или попроще, знаете, как картошку перебирают — гнилую, на выброс, в один мешок, ту, что получше, — в другой. Картошка в данном случае это мы с вами.

Тут даже Путина передернуло. Он решил, что ослышался, и даже переспросил про управление. А потом поправил — мол, лечить надо, а не управлять.


А как эту картошку лечить, если она неуправляемая? Все время норовит то многочасовую очередь к терапевту устроить, то кислород и таблетки требует, а то и вообще все лекарства во всех аптеках за раз скупает.



Про лекарства в аптеках это уже другой министр рассказывал, главный по промышленности, Денис Мантуров. Путину доложили, что в 30 процентах аптек отсутствуют вообще все противовирусные препараты. Самый востребованный при коронавирусе препарат отсутствует в 85 процентах аптек полностью. Самый востребованный антибиотик отсутствует в 73 процентах аптек. В 45 процентах аптек отсутствуют все рекомендованные антикоагулянты.


Вот Мантуров и объяснил, что были «значительные складские запасы, поскольку лекарства были слабо востребованы несколько месяцев подряд». А в середине октября «начался ажиотажный спрос и в аптечном, и в госпитальном сегментах».


Внезапно начался, как снег зимой. Никто же не ожидал «второй волны», да?



Кто виноват? Да народ, кто же еще. Устроил, понимаешь, «ажиотажный спрос в аптечном сегменте». Мешает создавать нормативные складские запасы. (Почему так? Да потому что мы помним, как копеечные медицинские маски за 50 рублей не достать было. И это — примитивное изделие, не чета лекарствам. А сколько времени производство налаживали?)


Тут Путина второй раз за совещание передернуло, когда Мантуров свалил проблему на народ.


Это страшная тайна, что мы им мешаем, нельзя произносить вслух. И самая большая мечта чиновника — нас оптимизировать. Сократить численность до производственных потребностей. Чтобы каждый был отсортирован, соблюдал свой маршрут, вызубрил сколько, чего и когда покупать, знал номер койки, слушался телевизора. Вот тогда министры и прочие начальники смогут четко выполнять свое служение.


Читайте также
Рекомендуем