Show business

Актриса Екатерина Васильева рассказала, почему ушла в монастырь.

25 October
68749
82
|Source: www.kp.ru

Сегодня Екатерина Васильева живет в монастыре Зосимова пустынь недалеко от Наро-Фоминска. «Это очень маленький монастырь. Мечтаю, чтобы Господь его хранил как зеницу ока», - говорит народная артистка. В августе она приняла постриг, а живет в монастыре почти два года.

На YouTube канале «153ГОРЫ» Екатерина Васильева рассказала своему сыну протоиерею Дмитрию Рощину, почему она решилась на этот шаг и как она стала инокиней Василисой.

- Я с замиранием сердца сегодня представлю вам народную артистку России Екатерину Васильеву, а ныне - инокиню Василису. Здравствуйте, мама, - так начал беседу Дмитрий Рощин.

- Здравствуйте, сынку.

- Мама, давай поговорим без тихих шепотов и псевдодуховности. Тогда у нас получится хороший, веселый и радостный разговор. Ты знаешь, мой сын, а твой внук Афанасий спросил тут меня: «Скажи: мы можем бабушку Катю теперь называть бабушкой Катей?» Наверное, нет, говорю я ему. «А просто бабушкой?» Бабушкой можно. «А можно бабушкой Василисой?». Можно и так. «А может, просто баба Вася?», - допытывал меня Афанасий. Можно. Вот так, мама, баба Вася - теперь это ты. Как мы с тобой дошли до жизни такой?..

Беседа проходила на Малой сцене МХАТ им.Горького. Мать и сын на сцене напротив друг друга. На Дмитрии Рощине – подрясник, Екатерина Васильева - в апостольнике (головной убор в женском монашестве).

- Что послужило главной причиной всего с нами произошедшего? – спрашивает Дмитрий, который до того, как стать протоиереем, закончил ВГИК и собирался работать режиссером. - Ты ведь всегда, еще в молодости была правдоискательницей, так мне рассказывали. Наверное, это качество, которое в конце концов привело тебя к Богу.

- Кто это мог предвидеть, предугадать? То, что мне было мило-любо в молодости, потом я возненавидела. Еще раньше, когда я ездили по храмам и монастырям, мне приходила мысль, что я нахожусь именно там, где и должна быть. Здесь люди все правильно делают. Тогда почему же я не здесь? Мне мой духовник сказал – выбирайте либо храм, либо театр. Другого варианта нет. Не получится усидеть на двух стульях. Наверное, поэтому такой финал моей жизни. Сейчас я там, где и надо мне быть. Я пришла за спасением – это цель, почему я живу в монастыре. Бог меня привел.

- Почему же в монастырь, скажи мне? У тебя есть условия, чтобы молиться Богу, находясь в миру. Почему нельзя успокоиться в благости и среди внуков доживать свою жизнь?

- Это моя лень. Я не могу себя организовать, чтобы не пропускать воскресную службу. Это меня угнетает. Я плачу. Я пропускаю воскресную службу - лежу и рыдаю, но встать не могу. А когда в монастыре, мне проще, легче. Там дисциплина просыпается. И стыд. Я должна идти на службу, встаю и иду.

- Монастырь, где ты сейчас живешь, - это не пятизвездочный отель: удобства (душевая, туалет) - на этаже, маленькая келья… Это трудно. Тебе 76 лет...

- Я практически этого не замечаю. Это вообще неважно. Это так здорово, так удобно.

- Что ты чувствовала в момент пострига? Кроме своего традиционного (Васильева обычно жалуется, что плохо себя чувствует)...

- Мне было очень страшно. Мне было страшно, что вдруг это неправда. Вдруг я вру, придумала всё? Но я ничего не помню, как это было...

- В этом здании (МХАТ им. Горького) прошло мое детство, - вспомнил Дмитрий Рощин. – У тебя здесь прошла целая жизнь (Екатерина Васильеве служила во МХАТе почти 15 лет – Ред.). Ты сейчас шла по этим коридорам театра. Что вспомнилось?

- Ничего ужасней моей жизни не придумаешь. Я сама не знаю, почему еще живут так долго, почему меня Бог так долго задержал. Долго живу, потому что часто причащаюсь. Я еще хочу, что-то сделать, хочу помочь. Цель моя – спасение души. Мне очень хочется спастись, хотя шансов у меня очень мало. Мне так хотелось бы успеть отмолить свои грехи. Я плачу о всех неуверовавших, о всех, кто умер без причастия, о всех моих близких, партнерах, с кем играла на этой сцене. Я очень боюсь за них. Страшно и безумно жалко. Нас так запутали с юности. Мне внушили, что быть артисткой очень важно. И я верила в это долго. И любила в театре играть, очень любила.

- Что делать творческой элите?

- Все - в монастырь! Всем каяться. Сколько зла принесла интеллигенция, неверующая, гордая. Сколько народа она совратила с пути истинного. Для меня интеллигенция - это растлители, сродни сатанинскому началу. Они Богу говорят «нет»: мы умные, мы хотим блага разные. Весь набор сатанинского кодекса чести - в книжках, в спектаклях, театрах, в фильмах. Могу представить, что скажет интеллигенция на эти мои слова. Но мне все равно.

- Наша культура находится в глубоком упадке. За 30 лет свободы мы ничего серьезного не сделали? С чем может быть связано возрождения русской культуры, по-твоему? Великие Толстой, Достоевский. Великие художники, мыслители – они еще возможны среди наших современников?

- Они забрали все то, что должно принадлежать Богу, церкви. Вдумайтесь в эти слова: «инженеры человеческих душ». Это открывает свободу, чтобы грешить. А Бог не дает грешить. Всегда были растлители. Я не знаю, зачем писатели пишут книжки, если эти книжки не о Боге? Зачем режиссеры снимают фильмы, если ненавидят Россию, зачем они здесь живут? За ними как за пастухом с дудочкой толпа идёт в ад. Пытайтесь разобраться, пока все не погибнете. Агрессивная среда нас окружают. Кто эти книжки читает? Это никому не нужно.

Я тоже в молодости попала в гущу шестидесятников, когда воспевалась свобода. Ужасное время, вся эта диссидентщина. Но тогда были люди с корнями, верующие, предки у них были верующие. А сейчас-то вообще… Нам подкинули суррогатные ценности, что вся жизнь удовольствие, развлечение – это кошмар, гениальная придумка дьявола. Это безверие. Сатана смеется над нами и делает с нами, что хочет. Полюбите Бога. Он вас так любит!

- Мама, ты хочешь Россию запихнуть в православный шариат, чтобы все ходили в храм в косоворотках, в платках. Разве сегодня такое возможно?

- Нет, невозможно. Но если бы я была президентом, я бы сделала православие государственной религией. И двинула туда – назад к ХV веку. Россия – это монастырь в планетарном масштабе.

- Скажи, кто для тебя настоящий русский человек?

- Для меня монах – настоящий русский человек. Для меня русский человек - император Николай II, Пётр Столыпин, Олег Ефремов. Никита Михалков мне очень нравится.

- Ефремов – настоящий русский человек?! Пьянь… Ой, простите меня ради Христа, Олег Николаевич, - спохватился отец Дмитрий. - Монах и пьяница – это русский человек?

- Это загадка русской души. Да, это настоящий русский человек. И он это докажет, когда он будет жертвовать собой и совершать подвиг. Таких людей я видела много и среди пьющих моих друзей. Они лезли в драку. Что плохого? Русский человек – человек подвига. Он знает, что внешнее благополучие - это временно. Все рушится, но все будет хорошо. Я очень люблю русского человека.

- Дай нам надежду из глубин своего монашеского сознания…

- Господь спасет Россию. Господь милосерден. Он любит Россию..

Напомним, что в 1993 году актриса решила оставить сцену и ушла послушницей в Толгский монастырь, но через три года вернулась к актерской деятельности. Сейчас Васильева живет монастыре Зосимова пустынь.

Read also
Recommended
Recommended
Show business

Актриса Екатерина Васильева рассказала, почему ушла в монастырь.

25 October 
69140
75
| Source: www.kp.ru

Сегодня Екатерина Васильева живет в монастыре Зосимова пустынь недалеко от Наро-Фоминска. «Это очень маленький монастырь. Мечтаю, чтобы Господь его хранил как зеницу ока», - говорит народная артистка. В августе она приняла постриг, а живет в монастыре почти два года.

На YouTube канале «153ГОРЫ» Екатерина Васильева рассказала своему сыну протоиерею Дмитрию Рощину, почему она решилась на этот шаг и как она стала инокиней Василисой.

- Я с замиранием сердца сегодня представлю вам народную артистку России Екатерину Васильеву, а ныне - инокиню Василису. Здравствуйте, мама, - так начал беседу Дмитрий Рощин.

- Здравствуйте, сынку.

- Мама, давай поговорим без тихих шепотов и псевдодуховности. Тогда у нас получится хороший, веселый и радостный разговор. Ты знаешь, мой сын, а твой внук Афанасий спросил тут меня: «Скажи: мы можем бабушку Катю теперь называть бабушкой Катей?» Наверное, нет, говорю я ему. «А просто бабушкой?» Бабушкой можно. «А можно бабушкой Василисой?». Можно и так. «А может, просто баба Вася?», - допытывал меня Афанасий. Можно. Вот так, мама, баба Вася - теперь это ты. Как мы с тобой дошли до жизни такой?..

Беседа проходила на Малой сцене МХАТ им.Горького. Мать и сын на сцене напротив друг друга. На Дмитрии Рощине – подрясник, Екатерина Васильева - в апостольнике (головной убор в женском монашестве).

- Что послужило главной причиной всего с нами произошедшего? – спрашивает Дмитрий, который до того, как стать протоиереем, закончил ВГИК и собирался работать режиссером. - Ты ведь всегда, еще в молодости была правдоискательницей, так мне рассказывали. Наверное, это качество, которое в конце концов привело тебя к Богу.

- Кто это мог предвидеть, предугадать? То, что мне было мило-любо в молодости, потом я возненавидела. Еще раньше, когда я ездили по храмам и монастырям, мне приходила мысль, что я нахожусь именно там, где и должна быть. Здесь люди все правильно делают. Тогда почему же я не здесь? Мне мой духовник сказал – выбирайте либо храм, либо театр. Другого варианта нет. Не получится усидеть на двух стульях. Наверное, поэтому такой финал моей жизни. Сейчас я там, где и надо мне быть. Я пришла за спасением – это цель, почему я живу в монастыре. Бог меня привел.

- Почему же в монастырь, скажи мне? У тебя есть условия, чтобы молиться Богу, находясь в миру. Почему нельзя успокоиться в благости и среди внуков доживать свою жизнь?

- Это моя лень. Я не могу себя организовать, чтобы не пропускать воскресную службу. Это меня угнетает. Я плачу. Я пропускаю воскресную службу - лежу и рыдаю, но встать не могу. А когда в монастыре, мне проще, легче. Там дисциплина просыпается. И стыд. Я должна идти на службу, встаю и иду.

- Монастырь, где ты сейчас живешь, - это не пятизвездочный отель: удобства (душевая, туалет) - на этаже, маленькая келья… Это трудно. Тебе 76 лет...

- Я практически этого не замечаю. Это вообще неважно. Это так здорово, так удобно.

- Что ты чувствовала в момент пострига? Кроме своего традиционного (Васильева обычно жалуется, что плохо себя чувствует)...

- Мне было очень страшно. Мне было страшно, что вдруг это неправда. Вдруг я вру, придумала всё? Но я ничего не помню, как это было...

- В этом здании (МХАТ им. Горького) прошло мое детство, - вспомнил Дмитрий Рощин. – У тебя здесь прошла целая жизнь (Екатерина Васильеве служила во МХАТе почти 15 лет – Ред.). Ты сейчас шла по этим коридорам театра. Что вспомнилось?

- Ничего ужасней моей жизни не придумаешь. Я сама не знаю, почему еще живут так долго, почему меня Бог так долго задержал. Долго живу, потому что часто причащаюсь. Я еще хочу, что-то сделать, хочу помочь. Цель моя – спасение души. Мне очень хочется спастись, хотя шансов у меня очень мало. Мне так хотелось бы успеть отмолить свои грехи. Я плачу о всех неуверовавших, о всех, кто умер без причастия, о всех моих близких, партнерах, с кем играла на этой сцене. Я очень боюсь за них. Страшно и безумно жалко. Нас так запутали с юности. Мне внушили, что быть артисткой очень важно. И я верила в это долго. И любила в театре играть, очень любила.

- Что делать творческой элите?

- Все - в монастырь! Всем каяться. Сколько зла принесла интеллигенция, неверующая, гордая. Сколько народа она совратила с пути истинного. Для меня интеллигенция - это растлители, сродни сатанинскому началу. Они Богу говорят «нет»: мы умные, мы хотим блага разные. Весь набор сатанинского кодекса чести - в книжках, в спектаклях, театрах, в фильмах. Могу представить, что скажет интеллигенция на эти мои слова. Но мне все равно.

- Наша культура находится в глубоком упадке. За 30 лет свободы мы ничего серьезного не сделали? С чем может быть связано возрождения русской культуры, по-твоему? Великие Толстой, Достоевский. Великие художники, мыслители – они еще возможны среди наших современников?

- Они забрали все то, что должно принадлежать Богу, церкви. Вдумайтесь в эти слова: «инженеры человеческих душ». Это открывает свободу, чтобы грешить. А Бог не дает грешить. Всегда были растлители. Я не знаю, зачем писатели пишут книжки, если эти книжки не о Боге? Зачем режиссеры снимают фильмы, если ненавидят Россию, зачем они здесь живут? За ними как за пастухом с дудочкой толпа идёт в ад. Пытайтесь разобраться, пока все не погибнете. Агрессивная среда нас окружают. Кто эти книжки читает? Это никому не нужно.

Я тоже в молодости попала в гущу шестидесятников, когда воспевалась свобода. Ужасное время, вся эта диссидентщина. Но тогда были люди с корнями, верующие, предки у них были верующие. А сейчас-то вообще… Нам подкинули суррогатные ценности, что вся жизнь удовольствие, развлечение – это кошмар, гениальная придумка дьявола. Это безверие. Сатана смеется над нами и делает с нами, что хочет. Полюбите Бога. Он вас так любит!

- Мама, ты хочешь Россию запихнуть в православный шариат, чтобы все ходили в храм в косоворотках, в платках. Разве сегодня такое возможно?

- Нет, невозможно. Но если бы я была президентом, я бы сделала православие государственной религией. И двинула туда – назад к ХV веку. Россия – это монастырь в планетарном масштабе.

- Скажи, кто для тебя настоящий русский человек?

- Для меня монах – настоящий русский человек. Для меня русский человек - император Николай II, Пётр Столыпин, Олег Ефремов. Никита Михалков мне очень нравится.

- Ефремов – настоящий русский человек?! Пьянь… Ой, простите меня ради Христа, Олег Николаевич, - спохватился отец Дмитрий. - Монах и пьяница – это русский человек?

- Это загадка русской души. Да, это настоящий русский человек. И он это докажет, когда он будет жертвовать собой и совершать подвиг. Таких людей я видела много и среди пьющих моих друзей. Они лезли в драку. Что плохого? Русский человек – человек подвига. Он знает, что внешнее благополучие - это временно. Все рушится, но все будет хорошо. Я очень люблю русского человека.

- Дай нам надежду из глубин своего монашеского сознания…

- Господь спасет Россию. Господь милосерден. Он любит Россию..

Напомним, что в 1993 году актриса решила оставить сцену и ушла послушницей в Толгский монастырь, но через три года вернулась к актерской деятельности. Сейчас Васильева живет монастыре Зосимова пустынь.

Read also
Recommended