Close
Politics

Лукашенко проиграл "пограничную войну", далее – референдум об аншлюсе

7 December
77754
80

Самопровозглашенный президент Беларуси Александр Лукашенко дал интервью BBC. Этот факт окончательно поставил точку под попытками диктатора сыграть в "многовекторность".

Все ведь понимают, что интервью калибра "BBC – руководитель государства (какой бы ни)" не организовываются за 5 минут до записи, а достаточно существенное время согласовываются и готовятся?

Я это к тому, что, если взглянуть на календарь событий, то становится более-менее понятно, что пресс-служба, возглавляемая Эйсмонт, начала готовить это событие ещё до эскалации на границе. И задумано оно было, без сомнений, как триумфальное, в котором прогнувшиеся и пошедшие на диалог европейские политики "без яиц" услышали бы много поучительного о том, как все проблемы нужно решать через прямые контакты (челобитные).

Дополнительный прикол в том, что такое интервью было бы сигналом, обращенным главным образом на Восток – о том, что мы снова "многовекторные", мы снова маневрируем, прижать нас референдумом (кстати, отчаянную попытку навязать себя Европе в качестве собеседника именно сейчас очень даже можно рассматривать как ход, направленный на то, чтобы с обещания соскочить) не удастся и "мы ещё повоюем".

Сегодня все обсуждают опубликованную полную версию и стенорамму разговора. Точнее, его эмоциональность и бессодержательность.

Если смотреть на это событие именно в таком ракурсе – в контексте того, что оно готовилось как часть политической игры против Востока и Запада одновременно, то все становится на свои места. Поражение планов маленькой победоносной войнушки на границе (с использованием живых людей) = полную неготовность к новой ситуации, отсутствие внятно сформулированной позиции ну и, в конечном итоге, то, что мы увидели.

Заметка на полях: в интервью таки не обошлось без отповеди Путину. Вроде как начало было нейтральное: ничего президент России не советовал. Но в конце: "пусть он с Навальным заговорит, тогда мы – со Светланой". То есть... намёк все же услышал был.

Тут как раз ещё французы открыто заявили, что Путин обещал Макрону надавить на Минск для решения мигрантского кризиса. О том, что не звонила бы Лукашенко и Меркель, если бы предварительно не договорилась о чем-то с хозяином Кремля, я уже писал.

И картина получается достаточно очевидной, насколько это возможно, исходя из имеющихся скудных обрывков информации.

Россия с Западом, представленным Германией и Францией (занятно так второй, после Меркель, звонок Макрона выглядит – типа как "второй свидетель") договорилась, что содействует в решении приграничных проблем, одновременно намекая Минску о диалоге с оппозицией.

Совершенно понятно, что Кремль не делает подобных жестов просто так.

С большой долей вероятности конфигурация договорённостей выглядит примерно так: мы помогаем успокоить это все на границе, вы – не мешаете нашему сценарию с референдумом, итогом которого может стать контролируемый транзит и расширение правовых рамок для... ну, для того, чтобы во внутренней белорусской политике могли появиться разные центры принятия решений и влияния – назовём это так.

В определённом смысле, это и есть "наводить порядок на границе будут все", о чем писал ранее, а так же то, о чем тоже писал: те или иные, раньше или позже, в том или ином формате, договорённости между РФ и Западом по будущему белорусского режима неизбежны.

Битва за пространство для маневра проиграна. Теперь вопрос референдума, его содержания и проведения, позиции и последовательности Москвы выходят на первый план. Впрочем, это - тема для отдельного разговора.

Read also
Recommended
Recommended
Politics

Лукашенко проиграл "пограничную войну", далее – референдум об аншлюсе

7 December 
92102
61

Самопровозглашенный президент Беларуси Александр Лукашенко дал интервью BBC. Этот факт окончательно поставил точку под попытками диктатора сыграть в "многовекторность".

Все ведь понимают, что интервью калибра "BBC – руководитель государства (какой бы ни)" не организовываются за 5 минут до записи, а достаточно существенное время согласовываются и готовятся?

Я это к тому, что, если взглянуть на календарь событий, то становится более-менее понятно, что пресс-служба, возглавляемая Эйсмонт, начала готовить это событие ещё до эскалации на границе. И задумано оно было, без сомнений, как триумфальное, в котором прогнувшиеся и пошедшие на диалог европейские политики "без яиц" услышали бы много поучительного о том, как все проблемы нужно решать через прямые контакты (челобитные).

Дополнительный прикол в том, что такое интервью было бы сигналом, обращенным главным образом на Восток – о том, что мы снова "многовекторные", мы снова маневрируем, прижать нас референдумом (кстати, отчаянную попытку навязать себя Европе в качестве собеседника именно сейчас очень даже можно рассматривать как ход, направленный на то, чтобы с обещания соскочить) не удастся и "мы ещё повоюем".

Сегодня все обсуждают опубликованную полную версию и стенорамму разговора. Точнее, его эмоциональность и бессодержательность.

Если смотреть на это событие именно в таком ракурсе – в контексте того, что оно готовилось как часть политической игры против Востока и Запада одновременно, то все становится на свои места. Поражение планов маленькой победоносной войнушки на границе (с использованием живых людей) = полную неготовность к новой ситуации, отсутствие внятно сформулированной позиции ну и, в конечном итоге, то, что мы увидели.

Заметка на полях: в интервью таки не обошлось без отповеди Путину. Вроде как начало было нейтральное: ничего президент России не советовал. Но в конце: "пусть он с Навальным заговорит, тогда мы – со Светланой". То есть... намёк все же услышал был.

Тут как раз ещё французы открыто заявили, что Путин обещал Макрону надавить на Минск для решения мигрантского кризиса. О том, что не звонила бы Лукашенко и Меркель, если бы предварительно не договорилась о чем-то с хозяином Кремля, я уже писал.

И картина получается достаточно очевидной, насколько это возможно, исходя из имеющихся скудных обрывков информации.

Россия с Западом, представленным Германией и Францией (занятно так второй, после Меркель, звонок Макрона выглядит – типа как "второй свидетель") договорилась, что содействует в решении приграничных проблем, одновременно намекая Минску о диалоге с оппозицией.

Совершенно понятно, что Кремль не делает подобных жестов просто так.

С большой долей вероятности конфигурация договорённостей выглядит примерно так: мы помогаем успокоить это все на границе, вы – не мешаете нашему сценарию с референдумом, итогом которого может стать контролируемый транзит и расширение правовых рамок для... ну, для того, чтобы во внутренней белорусской политике могли появиться разные центры принятия решений и влияния – назовём это так.

В определённом смысле, это и есть "наводить порядок на границе будут все", о чем писал ранее, а так же то, о чем тоже писал: те или иные, раньше или позже, в том или ином формате, договорённости между РФ и Западом по будущему белорусского режима неизбежны.

Битва за пространство для маневра проиграна. Теперь вопрос референдума, его содержания и проведения, позиции и последовательности Москвы выходят на первый план. Впрочем, это - тема для отдельного разговора.

Read also
Recommended