Close

New articles

Дождались: "зимой русские танки атакуют Украину"

США опять раскручивают тему угрозы вторжения России на Украину — повторяется то, что было весной этого года. Причем сейчас страх нагнетается еще сильнее: уже пошли рассуждения о том, что "в Вашингтоне опасаются вторжения в декабре, когда в Восточной Европе замерзнет почва и танки не будут увязать в грязи".

Это цитата из немецкой прессы, но в самих Штатах пишут о том, что времени остается все меньше и надо же что-то делать, кроме "отчаянных дипломатических усилий, направленных на то, чтобы удержать Путина от вторжения. В рамках этих усилий некоторые европейские лидеры даже пообщались с российским лидером лично". О ужас, европейцы уговаривают Путина не нападать на Украину, а он готовит "зимнюю кампанию"! Поэтому надо срочно образумить этот Старый Свет:

"Директор Национальной разведки Эврил Хэйнс на этой неделе посетила Брюссель, чтобы проинформировать послов НАТО об американских разведданных о ситуации и о возможном военном вмешательстве России на Украине. Поездка Хэйнс была давно спланированной и затрагивала множество вопросов, но, по словам проинформированных чиновников, среди обсуждаемых краткосрочных угроз была растущая обеспокоенность по поводу России", пишет The New York Times, добавляя, что, хотя "Россия еще не решила, что она намерена делать с войсками, которые она сосредоточила возле Украины, говорят американские чиновники, но наращивание сил воспринимается серьезно, и Соединенные Штаты не считают, что это блеф".

Что это за бред? Кто-то действительно верит в то, что Россия атакует Украину? Понятно, что об этом говорят уже восьмой год, но всегда казалось, что это просто пропаганда — призванная обосновать как подготовку к атлантизации Украины, так и ограничение европейско-российских отношений. А теперь, похоже, США и в самом деле поверили в то, чем пугали европейцев?

Но, во-первых, истерика насчет русского вторжения началась за несколько дней до выступления президента, а во-вторых, Путин пояснил, что напрягать атлантистов нужно, "чтобы им в голову не пришло устроить нам на наших западных рубежах какой-нибудь не нужный нам конфликт, а нам конфликты не нужны".

То есть мы обозначаем красные линии (связанные в первую очередь с постепенным затаскиванием Украины под атлантический зонтик), но англосаксы тут же пытаются их пересечь (например, внеплановыми натовскими учениями в Черном море или поставками оружия Киеву), обосновывая как раз угрозой русского нападения на Украину.

Чем они его объясняют?

"Американская и британская разведки все больше убеждаются в том, что президент России Владимир Путин рассматривает возможность военных действий, чтобы взять под контроль более крупный участок Украины или дестабилизировать страну в достаточной степени, чтобы привести к власти более промосковское правительство".

Замечательно: Россия хочет захватить кусок Незалежной (обычно говорят о "прорубании коридора в Крым") или вызвать на Украине хаос, который обрушит киевскую прозападную элиту и приведет к власти пророссийские силы (видимо, сидящего под домашним арестом Медведчука).

России действительно нужна дружественная и союзная Украина, но для этого нам не нужно воевать с ней. Эта война стала бы наилучшим подарком атлантистам: стратегически у них нет шансов удержать ее в своей орбите, поэтому русско-украинский конфликт рассматривается как способ сдерживания России, а его горячая фаза — как последний акт терпящей крах антироссийской комбинации. Но для нас эта война в любом случае братоубийственная — мы действительно один народ, что бы об этом ни говорили англосаксы или киевские временщики. Поэтому воевать с Украиной Россия не будет, вместо этого мы будем делать все для ее освобождения от западного влияния и прозападной элиты. Каким образом?

Выжидая (и способствуя) изменения настроений в украинском обществе. Каким бы манипуляциям его ни подвергали, рано или поздно осознание единства большого народа вернется, голоса крови, почвы и истории сделают свое дело — и тогда никакие политтехнологии не удержат процесс разворота Украины к России.

Давая возможность нынешней прозападной украинской элите совершить все возможные ошибки и окончательно дискредитировать себя (тут главное — не мешать), они прекрасно справляются самостоятельно. Блокируя попытки усиления атлантического контроля над Украиной. Грубо говоря, отгоняя НАТО от Незалежной — предупреждениями и красными линиями.

В этом смысле нынешняя, похоже, искренняя убежденность англосаксонских разведок в готовности России к вторжению даже играет нам на руку — создавая у них ту самую напряженность, о которой говорил Путин. Пускай думают, что мы готовы ударить, — не будем объяснять им, что российские войска окажутся на Украине только в одном случае.

Когда их будут встречать цветами, как в 1939-м на Западной Украине. Никакой оккупации, никакой войны Россия не допустит — Запад не сможет ни оккупировать (даже символически, обозначая тем самым ее принадлежность к своему миру) Украину, ни развязать войну между нашими странами. Никаким внешним силам не удастся зацементировать временное разделение одного народа, превратив его в необратимое.

Дождались: "зимой русские танки атакуют Украину"

США опять раскручивают тему угрозы вторжения России на Украину — повторяется то, что было весной этого года. Причем сейчас страх нагнетается еще сильнее: уже пошли рассуждения о том, что "в Вашингтоне опасаются вторжения в декабре, когда в Восточной Европе замерзнет почва и танки не будут увязать в грязи".

Это цитата из немецкой прессы, но в самих Штатах пишут о том, что времени остается все меньше и надо же что-то делать, кроме "отчаянных дипломатических усилий, направленных на то, чтобы удержать Путина от вторжения. В рамках этих усилий некоторые европейские лидеры даже пообщались с российским лидером лично". О ужас, европейцы уговаривают Путина не нападать на Украину, а он готовит "зимнюю кампанию"! Поэтому надо срочно образумить этот Старый Свет:

"Директор Национальной разведки Эврил Хэйнс на этой неделе посетила Брюссель, чтобы проинформировать послов НАТО об американских разведданных о ситуации и о возможном военном вмешательстве России на Украине. Поездка Хэйнс была давно спланированной и затрагивала множество вопросов, но, по словам проинформированных чиновников, среди обсуждаемых краткосрочных угроз была растущая обеспокоенность по поводу России", пишет The New York Times, добавляя, что, хотя "Россия еще не решила, что она намерена делать с войсками, которые она сосредоточила возле Украины, говорят американские чиновники, но наращивание сил воспринимается серьезно, и Соединенные Штаты не считают, что это блеф".

Что это за бред? Кто-то действительно верит в то, что Россия атакует Украину? Понятно, что об этом говорят уже восьмой год, но всегда казалось, что это просто пропаганда — призванная обосновать как подготовку к атлантизации Украины, так и ограничение европейско-российских отношений. А теперь, похоже, США и в самом деле поверили в то, чем пугали европейцев?

Но, во-первых, истерика насчет русского вторжения началась за несколько дней до выступления президента, а во-вторых, Путин пояснил, что напрягать атлантистов нужно, "чтобы им в голову не пришло устроить нам на наших западных рубежах какой-нибудь не нужный нам конфликт, а нам конфликты не нужны".

То есть мы обозначаем красные линии (связанные в первую очередь с постепенным затаскиванием Украины под атлантический зонтик), но англосаксы тут же пытаются их пересечь (например, внеплановыми натовскими учениями в Черном море или поставками оружия Киеву), обосновывая как раз угрозой русского нападения на Украину.

Чем они его объясняют?

"Американская и британская разведки все больше убеждаются в том, что президент России Владимир Путин рассматривает возможность военных действий, чтобы взять под контроль более крупный участок Украины или дестабилизировать страну в достаточной степени, чтобы привести к власти более промосковское правительство".

Замечательно: Россия хочет захватить кусок Незалежной (обычно говорят о "прорубании коридора в Крым") или вызвать на Украине хаос, который обрушит киевскую прозападную элиту и приведет к власти пророссийские силы (видимо, сидящего под домашним арестом Медведчука).

России действительно нужна дружественная и союзная Украина, но для этого нам не нужно воевать с ней. Эта война стала бы наилучшим подарком атлантистам: стратегически у них нет шансов удержать ее в своей орбите, поэтому русско-украинский конфликт рассматривается как способ сдерживания России, а его горячая фаза — как последний акт терпящей крах антироссийской комбинации. Но для нас эта война в любом случае братоубийственная — мы действительно один народ, что бы об этом ни говорили англосаксы или киевские временщики. Поэтому воевать с Украиной Россия не будет, вместо этого мы будем делать все для ее освобождения от западного влияния и прозападной элиты. Каким образом?

Выжидая (и способствуя) изменения настроений в украинском обществе. Каким бы манипуляциям его ни подвергали, рано или поздно осознание единства большого народа вернется, голоса крови, почвы и истории сделают свое дело — и тогда никакие политтехнологии не удержат процесс разворота Украины к России.

Давая возможность нынешней прозападной украинской элите совершить все возможные ошибки и окончательно дискредитировать себя (тут главное — не мешать), они прекрасно справляются самостоятельно. Блокируя попытки усиления атлантического контроля над Украиной. Грубо говоря, отгоняя НАТО от Незалежной — предупреждениями и красными линиями.

В этом смысле нынешняя, похоже, искренняя убежденность англосаксонских разведок в готовности России к вторжению даже играет нам на руку — создавая у них ту самую напряженность, о которой говорил Путин. Пускай думают, что мы готовы ударить, — не будем объяснять им, что российские войска окажутся на Украине только в одном случае.

Когда их будут встречать цветами, как в 1939-м на Западной Украине. Никакой оккупации, никакой войны Россия не допустит — Запад не сможет ни оккупировать (даже символически, обозначая тем самым ее принадлежность к своему миру) Украину, ни развязать войну между нашими странами. Никаким внешним силам не удастся зацементировать временное разделение одного народа, превратив его в необратимое.